ru
Azərbaycan dili
az
Gjuha shqipe
sq
English
en
العربية
ar
հայերեն
hy
Afrikaans
af
Български език
bg
Cymraeg
cy
Magyar nyelv
hu
Việt ngữ
vi
Ελληνικά
el
ქართული ენა
ka
Dansk
da
עִבְרִית
he
Bahasa Indonesia
id
Español
es
Íslenska
is
Gaeilge
ga
italiano
it
Қазақша
kk
Gĩgĩkũyũ
ki
中文
zh
한국어, 조선말
ko
Κurdî
ku
Кыргыз тили
ky
Latviešu
lv
Lietuvių kalba
lt
Македонски
mk
Bahasa Melayu
ms
Malti
mt
Монгол хэл
mn
Deutsch
de
Nederlands
nl
Norsk
no
język polski
pl
Português
pt
Limba română
ro
Cebuano
ceb
Српски
sr
slovenčina
sk
kiswahili
sw
Tagalog
tl
Тоҷикӣ
tg
ภาษาไทย
th
Тыва дыл
tyv
Türkçe
tr
اردو
ur
Ўзбекча
uz
فارسی
fa
suomi
fi
Français
fr
हिन्दी
hi
Hrvatski jezik
hr
Český jazyk
cs
Svenska
sv
eesti keel
et
日本語
ja

Реквизиты для пожертвований:

41001409981867

Вера


«Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением».
(1Пет.3:15)

Церковь


Православная Церковь называет себя просто «Церковь», как в древности греки употребляли слово «христианин», говоря о православных. Это происходит по той причине, что Восточная Православная Церковь является органически той общиной, т.е. экклезией, которая получила свое начало в Иерусалиме в День Пятидесятницы при сошествии Святого Духа. Эта община сохранилась неизменной через всю историю во многих местах, упомянутых в Новом Завете. Православной Церкви не нужно свидетельствовать о своей исторической подлинности: она – непосредственное продолжение Церкви апостольского времени.

Соответствует ли Православная Церковь сегодня тому представлению, которое мы получаем из Нового Завета и писаний апостольских мужей об общине апостольских времен? Она соответствует ему столько же, как взрослый человек соответствует своей фотографии, сделанной в детстве. Несмотря на свое развитие, по своему существу и духу Церковь в ХХ-ом веке та же, какой она была с самого начала.

Пришествие Христа «когда исполнилось время» было событием, связанным с определенным сроком – с него ведь начинается исчисление нашего времени (Мк.1:15). Сошествие Святого Духа «при исполнении обещанного» было тоже событием, связанным с определенным сроком, уникальным историческим событием (Деян.1:4). Оно значило для Церкви сошествие «силы свыше» и «Духа истины» (Лк.24:49, Ин.16:13). Опираясь на это, мы верим, что, хотя в деятельности родившихся позднее церквей и общин пребывает, согласно их вере, благодать Святого Духа, полнота благодати, данная Церкви в историческом Сошествии Святого Духа, уже вновь не изливается. В тропаре праздника Троицы Церковь воспевает:

Благословен еси Христе Боже наш,

Иже премудры ловцы явлей,

ниспослав им Духа Святого,

и теми уловлей вселенную,

Человеколюбие, слава Тебе.

«Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину», таково было обещание Христа (Ин.16:13). После исполнения этого обещания, апостол дает именно «Церкви Бога живаго» название «столп и утверждение истины» (1Тим.3:15).

Этот обещанный дар всей истины был дан Церкви в ниспослании Святого Духа. Прошли сотни лет, весь период отцов Церкви, прежде чем человек смог выразить этот дар всей истины своими ограниченными понятиями. И хотя отцы были учеными людьми, глубокими мыслителями и чистыми в своей жизни, этого не достаточно для того, чтобы говорить об абсолютном характере истины, оставленной в наследие со времен отцов. Для этого нужна данная именно Церкви, приводящая ее к истине и охраняющая ее сила Святого Духа. Словесные определение веры, содержавшиеся с самого начала в сознании Церкви, развивались в течение долгого времени, и церковная жизнь в разных частях Христовой Церкви находила более богатые, по формам даже отличающиеся друг от друга, но по духу одинаковые, выражения. С точки зрения Церкви выглядит искусственной каждая попытка создать апостольскую общину помимо действия Святого Духа, пребывающего в Церкви в течение почти двух тысяч лет.

Христос обладал и божественной и человеческой природой – такова и Церковь. По своему человеческому естеству Церковь подвергается различным испытаниям, но она имеет утешение в обещании: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф.16:18). Это значит, что хотя бури времени могут раздирать человеческое естество Церкви, они не смогут погубить Церковь. Она выстоит, пока в Божием управлении над миром не произойдет парусия, т.е. второе пришествие Христово. До тех пор будет сохраняться, как хранитель веры, Церковь, основанная в первый день христианской Пятидесятницы, сохраняющая апостольское священство, Евхаристию и другие святые таинства, а также общий опыт Церкви – священное Предание.

Источники вероучения


Православный катехизис определяет первоисточниками вероучения священное Писание и переданное Церковью священное Предание.

Почему в предыдущей главе, в первой по порядку, речь шла о Церкви? Потому, что сначала возникла Церковь, и только после этого постепенно стали появляться книги Нового Завета: Евангелия и апостольские послания. Когда мы вспомним, как мало в то время было «книг» – рукописей – и что наравне с подлинными писаниями появлялись написанные от имени апостолов Евангелия и прочие тексты, становится понятным, какое огромное значение имело живое Предание Церкви в деле защиты истинности христианской веры. Первостепенное значение Предания явно демонстрирует тот факт, что Церковь только в V веке окончательно решила, какие книги должны считаться поистине вдохновенным откровением Божиим. Таким образом, Церковь сама определила состав священного Писания.

За разъяснением священного Писания православный христианин обращается именно к Церкви, которая в свое время определила содержание Библии. И это не просто вопрос авторитета Церкви, но только чистым сердцам было обещано «Бога узреть» (Мф.5:8). Другими словами: Истины слова Божия открываются человеку в правильном свете только по мере того, как очищается его сердце. Полной чистоты сердца и, таким образом, полной непогрешимости в толковании слова Божия не было ни у одного человека. Но этот дар был дарован всей Церкви через действующего в ней Святого Духа. На практике это означает, что когда все или большинство известных по своей святой жизни отцов Церкви объясняют одинаково какое-то место священного Писания, это становится истиной для членов Церкви. Без такого критерия авторитет Библии основывался бы на личном субъективном мнении каждого толкователя. Согласно нашей вере, одно священное Писание, без священного Предания – своего живого толкователя – не достаточно как источник истины.

В 15-ой главе Деяний Апостолов рассказывается о соборе апостолов, о результате которого они сообщали так: «Изволися Святому Духу и нам». В течение первого тысячелетия таких сборов, на которые собирались последователи апостолов, все епископы Церкви, проводилось несколько. На этих соборах определялись догматы и решались актуальные для того времени проблемы церковной жизни. Семь таких церковных соборов Церковь назвала вселенскими, и их решения относятся ко всей Церкви и являются для нее обязующими. Первый из этих соборов состоялся в Никее в 325 году, а седьмой – в Константинополе, в 787 году.

Кроме вселенских соборов в течение первого и второго тысячелетий было несколько поместных церковных соборов, которые имели значение и для всей Церкви. Примером может послужить Константинопольский собор 1351 года, который утвердил практику исихазма или т.н. непрестанной сердечной молитвы. Собор также утвердил учение святого Григория Паламы о несотворенном свете Святого Духа.

С 1961 года православные поместные Церкви общий собор, т.е. т.н. Святой и Великий Собор, имеет целью найти решения новых проблем, перед Церковью сегодня. История показывает, что первые соборы, которые получили авторитет вселенских соборов, всегда созывались перед лицом опасности, угрожающей единству и истине Церкви. Такой угрозой были, например, христологические ереси, извращавшие понимание природы Христа. В наше время проблемой, ослабляющей свидетельство православия в мире и остро ожидающей общего решения, является т.н. диаспора. В наше столетие Церковь как бы выросла из своей исторической одежды, распространилась на новые части света, она уже более не является Церковью только Востока, но и Запада. Это положение требует признания независимости новых поместных Церквей, тех, которые недавно возникли, особенно в Америке и на других континентах, чтобы они могли полностью принимать участие в общей работе Церкви. Православная Церковь не имеет общего административного центра, как Римско-Католическая Церковь, и каждая признанная поместной Церковь имеет свой независимый голос в общих вопросах Церкви. По историческим причинам Константинопольский патриарх все же имеет почетное место среди равных, но он не имеет власти над прочими поместными, т.е. автокефальными Церквами.

В православии подчеркивается то, что вероучение и жизнь – это две стороны одной и той же человеческой жизни. Предстоящие вселенские соборы не будут заниматься новыми вероучениями, помимо тех, которые «отцы решили». Эти соборы будут скорее изучать возможность применения уже принятых принципов Церкви к изменившимся условиям человеческой жизни нашего времени. Эта задача потребует от представителей православных Церквей, которыми на созывавшихся ранее вселенских соборах были, по возможности, все епископы всех Церквей, единства, любви и мира, чтобы единогласные решения могли быть скреплены апостольскою печатью:
«Изволися Святому Духу и нам».

Спасение


Что такое спасение, о котором столько говорят, но по-разному понимают и истолковывают?

Начнем со слов апостола: «что все согрешили и лишены славы Божией» (Рим.3:23). Грех, являясь нарушением воли Божией, отделяет человека от Бога, от Его славы и, таким образом, влечет за собой наказание.

Но Бог принимает падшего человека, так как он искуплен «не тленным серебром и золотом, но драгоценною кровию Христа» (1Пет.1:18-19). Принятие и искупление все же не подразумевают прощения всему человечеству, но скорее каждому отдельно данную возможность просить о милосердии и получить прощение грехов. Таким образом, спасение соответствует данному человеку дару свободы.

Участие свободной воли человека в спасении было показано уже на Голгофе в разных судьбах двух разбойников, распятых вместе с Христом. Один из разбойников «злословил Его». Второй же покаялся в своих грехах и молился: «Помяни меня. Господи, когда приидешь в Царствие Твое». В ответ он получил обещание: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк.23:39-43). Раскаявшемуся разбойнику смерть Христа принесла отпущение грехов и помилование.

О различных судьбах распятых разбойников, и одновременно о решающем значении покаяния в спасении человека, напоминает нам православная форма креста. На нем косая перекладина указывает одним концом вверх – в рай, а другим вниз – в ад.

За богослужение Великой Пятницы (обыкновенно в четверг вечером) между чтением Двенадцати Евангелий о страданиях Христа на кресте поется песнопение, которое слушается с особенным благоговением:

Разбойника благоразумного

во едином часе раеви сподоби еси Господи,

и мене древом крестным просвети,

и спаси мя

Висевший на кресте разбойник покаялся в последний момент и искупительная смерть Христа завершила то, чего недоставало после его обращения. Для тех же, кто остается в той жизни, покаяние должно повлечь за собой исправление образа жизни. Произнесенная апостолом Петром первая проповедь уже заставила слушателей спросить: «Что нам делать, мужи братья?» «Покайтесь», – ответил Петр и продолжил: «И да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, и получите дар Святого Духа» (Деян.2:37-38).

Так происходит непрестанно. В святом Крещении человек возрождается «от воды и Духа». За этим следует «хождение в обновленной жизни» (Рим.6:4). И дана цель этого хождения: «И сами будьте святы во всех поступках» (1Пет.1:15).

Хотя грех осквернил человеческую природу, человек все же несет в себе образ Божий, но этот образ потускнел от грехов. Воплотившись, Христос «уничижил Себя Самого, приняв образ раба, соделавшись подобным человекам» (Флп.2:5-8). Он стал подобным нам, чтобы сделать в свою очередь нас «причастниками Божеского естества» (2Пет.1:4). Таким образом, Христос стал нашим Спасителем не только потому, что «наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис.53:5), но и через то, что «от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия» (2Пет.1:3). Другими словами, Господь не только предлагает нам прощение грехов, но также дарует нам Божественную Свою силу для нашей пользы и духовного развития, чтобы мы не были «без успеха и плода в познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа» (2Пет.1:8).

В богослужениях перед Рождеством повторяются в песнопениях слова «Христос рождается, прежде падший восставити образ» (кондак Предпразднества Рождества Христова), т.е. потускневший в человеке образ Божий восстанавливается в своем первоначальном сиянии.

Наше спасение начинается, когда мы получаем ощущение наших грехов во святом Крещении, и потом много раз в исповеди, т.е. в таинстве покаяния, слезоумовении. За этим следует обновляемая Святым Духом духовная жизнь человека во Христе членом Его Тела, т.е. Церкви. Цель этой жизни – стремление к чистоте сердца и через это стремление «узреть Бога» (Мф.5:8) во Святом Духе.

Согласно определению епископа Феофана Затворника, мы спасаемся по доброй воле Бога Отца, благодаря заслуг Сына, и благодатной силой Святого Духа». Поэтому для православного богослужения характерно, что почти что все молитвы оканчиваются прославлением Святой Троицы: Отца и Сына и Святого Духа.

Вера и добрые дела


В духовной жизни Православной Церкви проблемы «веры и добрых дел» нет. Соотношение между верой и добрыми делами становится «проблемой» только тогда, когда оправдание понимается внешне, как юридические отношения между Богом и грешным человеком. Тогда люди начинают бояться, что добрые дела встанут «между» душой и Христом, или наоборот, считают дела заслугой перед Богом. Согласно православному пониманию, добрые дела являются не самоцелью, а спасительным орудием для преображения испорченной человеческой природы в «новую тварь» (2Кор.5:17). Поэтому и евангельские заповеди Христовы не являются законом, а благодатию и милосердием. Они суть как бы лекарство, без которого мы не можем выздороветь. Возьмем любую из добродетелей, которой учит нас Евангелие, например, смирение: каким другим образом мы могли бы возрастать в смирении, если бы практически не смиряли себя? Поэтому в богослужении часто повторяются слова 118 псалма: «Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим».

Из-за своей испорченной природы человек не может иначе проявить свою благодарность и любовь ко Христу, как стремиться в своей жизни исполнять данные Им заповеди, которые ведут человека к спасению. «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин.14:15). Исполнение этих содержащихся в Евангелии заповедей Христовых – молитва, пост, служение ближнему, смирение и воздержание от осуждения -можно сравнить с листьями духовного дерева. Дары Святого Духа – любовь, радость, мир, долготерпение, милосердие, доброта, верность, кротость и самообладание – подобны плодам дерева. Они являются признаками очищенного сердца. Мудрость и трудность духовного странствия заключается в том, что не следует принимать листья за плоды: не нужно также думать, что можно вырастить плоды без листьев – нельзя стяжать дары Духа без усилий (Гал.5:22).

Духовное наставление


Духовный подвиг христианина никогда не был легким. Ему приходится бороться не только против явных соблазнов мира и собственной внутренней испорченности, не только «против крови и плоти, но… против духов злобы поднебесных» (Еф.6:12).

Кроме решающего укрепления, которое дает человеку участие в жизни Церкви, христианина утешает сознание, что имеется большое «облако свидетелей», тех, кто уже прошел ту же борьбу и потому может поддержать и наставить тех, кто следует по их стопам. Духовный опыт многочисленных подвижников собран в кристаллизированной форме в писаниях святых отцов. Из них можно черпать духовную мудрость тогда, когда трудно найти живые примеры и наставников для духовной жизни, как часто бывает в наше время.

Тихая радость учения отцов, приходит ли она в монашеской келье какого-нибудь старца или при чтении книг, является основой православной благочестивой жизни. Отцы учат: «тот, кто поучался смирению, тот сам будет услышан и смело предстанет перед Распятым». Ибо Распятый Господь Сам «был послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп.2:8).

Общение со святыми


Заботясь о духовном состоянии друг друга, христиане огромное значение придают молитве. Они просят молитв друг у друга и верят, что «много может усиленная молитва праведного» (Иак.5:1б). Но жизнь продолжается и после смерти. Было бы странно подумать, что молитвы благочестивого христианина возносятся к Богу при его жизни в этом временном мире, но не после того, когда он «разрешится и будет со Христом» (Флп.1:23). Действительно, уже эпитафии, т.е. надписи на могильных памятниках, мучеников раннего христианства показывают, что люди с самого начала просили у перешедших в Царствие Божие молитв за оставшихся.

Чем глубже христианин познает свою душу и чем ярче он просвещается благодатию Святого Духа, тем глубже он осознает свою греховность и ее противоположность: величие милосердия и любви Божией. Так в нем возрастает сострадательная любовь ко всем связанным грехом человеческим душам, и молитва за них получает больше места в его жизни. Если так происходит тогда, когда человек странствует еще в этом мире, то тем более молитва продолжается после его перехода в Царствие славы. В нем, согласно Откровению апостола Иоанна, «вознесся дым фимиама с молитвами святых от руки Ангела пред Бога» (Откр.8:3-4)

Между видимой, земной Церковью и невидимой, небесной, существует непрерывная молитвенная связь, и поэтому каждый день года посвящен памяти святых, известных по имени. Об их подвижничестве рассказывается в написанных о них церковных песнопениях, а мы испрашиваем их молитв. Так осуществляется призыв апостола: «Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие; и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр.13:7).

Прославляя духовную борьбу и победу святых, Церковь на самом деле прославляет спасительное делание Бога, действие Святого Духа, ощущает осуществившееся в них уже спасение, к которому члены Церкви воинствующей еще только стремятся (Флп.3:12,14).

Первой среди святых занимает место Преблагословенная и Славная Мария, Приснодева, Богородица (Лк.1:28,48). В Ней, в святом Иоанне Крестителе и святом апостоле Иоанне Богослове, которые вели девственную жизнь, а также в их неисчислимых последователях, девство опять вознесено в ту славу, которая ему по природе принадлежала до грехопадения. (Быт.2:25). Вторым образом, другим путем христианской жизни является монашеское подвижничество, для тех, которые имеют к нему призвание (Мф.19:11-12, 1Кор.7:7).

Почитание святых и живая молитвенная связь с ними являются опытом Церкви. Тем, у кого отсутствует этот опыт, трудно понять общение со святыми как молитвенное общение. Вероятно, только порядочность удерживает их от утверждения, что православные поклоняются Деве Марии, святым и иконам, т.е. от «свидетельства ложна». Церковь никогда не поклонялась ничему, кроме Святой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа. Святые и все, через что Божественная благодать воздействует на человека, почитается, но не обожествляется.

ru
azАзербайджанский
sqАлбанский
enАнглийский
arАрабский
hyАрмянский
afАфрикаанс
bgБолгарский
cyВаллийский
huВенгерский
viВьетнамский
elГреческий
kaГрузинский
daДатский
heИврит
idИндонезийский
esИспанский
isИсландский
gaИрландский
itИтальянский
kkКазахский
kiКикуйю
zhКитайский
koКорейский
kuКурдский
kyКыргызский
lvЛатышский
ltЛитовский
mkМакедонский
msМалайский
mtМальтийский
mnМонгольский
deНемецкий
nlНидерландский
noНорвежский
plПольский
ptПортугальский
roРумынский
cebСебуано
srСербский
skСловацкий
swСуахили
tlТагальский язык
tgТаджикский
thТайский
tyvТувинский
trТурецкий
urУрду
uzУзбекский
faФарси
fiФинский
frФранцузский
hiХинди
hrХорватский
csЧешский
svШведский
etЭстонский
jaЯпонский



© Russian Orthodox Mission Society of st. Serapion Kozheozersky
write us